August 29th, 2010

яяяя

Судить на хрен режиссёров!3

   Как правило, появление драматических режиссёров в опере это просто комедия. Но, к сожалению, явление повсеместное.

Вот, например Белякович спрашивал, а нельзя ли Борису сначала спеть "скорбит душа" а потом сказать то же самое?

Или Сокуров, прослушав всех претенденток на роль Офелии в "Гамлете" Тома  в "Новой опере", спросил - "А нельзя ли пригласить на эту роль  Камбурову?"

Милейший и любимый мной Някрошюс вообще признавался, что не любит оперу ( на хера ставить тогда? ).

Помню шикарный эпизод на репетиции "Розенталя" в Большом:

Репетируем какую-то сцену, Макс Пастер подходит к Эймунтасу и спрашивает - "Эймунтас, а что мы в этом месте делаем? Какие у нас тут задачи?" На что Някрошюс, немного подумав, отвечает - "Нуууу....как-то так" и разводит руками в непонятном жесте, обозначающем что-то понятное только ему. На это Макс отвечает - "Понял", и мы продолжаем репетировать как ни в чём не бывало.)


яяяя

Вот что пользуется популярностью в Жж.

Топ-блоггер Божена Рыльска пишет. Попробую немного покритиковать её утверждения.

"...Кстати, про американцев. Я год жила в американской провинции. В городе Толедо. Махровее, американистей места не придумать. Я не прижилась в Америке. Но вчуже я очень ее люблю. Это прекрасная, гуманная и добросердечная нация. Удивительное дело, -- благотворительность там носит совсем иной окрас. Все счастливые и хоть сколько-нибудь состоятельные семьи весело творят добро, берут приемных детей, становятся волонтерами, и перст указующий у них не в эрегерированном состоянии, не прет обличать нечестивых. Страшная Баба, Зауч-Судья -- это чисто российский зверь. ( автор тем не менее считает, что он имеет право обличать нечестивых ).

Eдинственный православный священник, с которым я могу общаться, от которого меня не тошнит, это отец из русской православной церкви Лондона. Он другой епархии, другого разлива, долго служил в Америке, и как раз в нем нет этого дикого православнутого превосходства. ( Ни малейшего сомнения в том, что "качество" и уровень РПЦ должен зависеть от того может ли Божена общаться с её клириками))) )

Вместе с читателем дошли до очень важной темы, темы "прицерковных бабок" и Страшных Баб действующих от лица Добродетели. Из истории со Штокбантом вылезали аж две такие прицерковные бабки, - это-то меня и резануло.

И тут я прошу особенного внимания. Бесов, граждане, всегда тянет поюлить у церкви. Их же всегда тянет поюлить около Добродетели. У благотворительности, в том числе. Бес это не тот, кто по мелочи стравливает людей, лжет, корыстничает и вместо добрых дел валяется в джакузи. Это мелкие бесики. Крупный бес это тот, кто прикрывает собственную гордыню и собственное "зато я лучше вас" -- не Биркин и брюликами, а благими лозунгами. Хоть я и не люблю вас, люди, но будьте бдительны. ( Не понятно, если человек не любит людей, какие претензии к тем, кто тоже не любит? )

Хеллингер, кажется, говорил, что когда ребенка усыновляют от избытка -- добра, мира и любви в системе, -- это правильно и хорошо. Но вот когда от недостатка -- умер ли ребенок, муж ли ушел, когда ребенком затыкают брешь в жизни, вот тогда - последствия самые страшные. ( Опять не понятно. Что за мир и любовь в СИСТЕМЕ? И, снова у меня недоумение - о какую любовь защищает автор, если не любит людей? )

Так и благотворительность. Когда в эту сферу рвутся люди благополучные, у которых все правильно и мирно в ближнем кругу -- здоровые отношения с домашними, все в относительном порядке с деньгами и социумом -- все здорово, количества добра в мире увеличивается. Те же, чей двигатель - внутренний не уют, нарциссическая гордость, ощущение ненужности, брешь в собственном существовании -- вот они, к сожалению, невольно и продуцируют дерьмо. ( Неужели всё так просто? )

Пример светлого благотворителя для меня это Людмила Петрановская. Автор рассказа о травмах поколений, который я публиковала. Петрановская работает с усыновителями детей. Учит, помогает. Состыковывает. За всей ее деятельностью нет драмы. Ее личная работа на свет в семье уже сделана на пятерку -- дети классные, муж любит, мир в душе, мир в журнале -- ей не надо последовательно в ЖЖ обсирать незнакомых ей людей, изобличать кого-то, писать гадости о внешности гламурных барышень. И вот от избытка света она и устраивает судьбы брошенных детей. ( А брошенному ребёнку не всё равно, кто ему из каких побуждений помог? Может стоить судить по делам, а разбираться в помыслах оставить Богу? )

И еще о скрытой нарциссичности православных. На нашей программе на Первом канале мы звонили поздравлять с днем Рождения одну известную актрису, наглухо ушедшую в православие. Звонили ее коллеги по цеху. Люди не чужие, хорошо знакомые. Актриса не неофитка. И все пять минут разговора - за ее ответами, вопросами, чем мы тут занимаемся, за интонацией -- все тоже, -- презрение гусара к штафиркам, зауча -- к двоешникам. Мы-то, верующие, душе думаем, а вы чего делаете? А, в эфире трындите... Ну-ну, ну-ну... И тоже менторство. Тоже ощущения превосходства над собеседниками.... После звонка этого и у меня, и у моей коллеги ощущение было, ну словно говна наелись. ( Так и нет ни одного аргумента - одни обвинения людей на основании ОЩУЩЕНИЙ! )

Примерно в это же время мне случилось по долгу службы очень плотно работать с еще одной православнутой. Тихая пакостница, тихая унылая завистница. Взгляд одновременно и отстраненный, и цепкий -- как будто всех насквозь видит, а скользит между тем поверху. Лузерство скрывается под масочкой презрительной снисходительности к мирянам. Пусть у меня фигура расплылась, пусть я -- лузер по сравнению с вами, пусть я тусклая мышь, но я лучше вас все равно: я -- Христова невеста, а кто божьего человека обидит, тот дня не проживет. И тихая, гадкая подавленная агрессия, которая находит выход в недовольстве, упреках и вечно поджатых губках. ( Снова автор возмущается качествами человека, в обладании которыми сам же и признаётся )

Черт, ну какая же это мерзкая повадка -- тихонько и спесиво величатся верой. И прикрывать свои обычные, среднестатистические человеческие качества: зависть, ревность к успеху, жажду признания и желание повеличаться -- добродетельностью. Обсирать с пометкой "мне ее так жалко, я ей так сострадаю, и я ведь пыталась ей помочь". Распространять зло и ложь на правах доброго дела "мне его так жалко, я считаю, это не справедливо, почитайте, как они нехорошо пишут о нем". Любая понтярщица многокаратниками в сто раз лучше, чем эдакая ханжа. Ну, здесь без комментариев. Автор почему-то решил, что может видеть людей насквозь.)

И если в обычной жизни существование гадин не особо расстраивает, ну, живут и живут, флора и фауна. То в церкви... ну как же хочется, чтобы уж в церкви-то, ребята, все было как надо.... А вообще, я тут все думаю, чего нормальному человеку Бога искать? Чего его искать-то? Живи да не греши, вот тебе и Бог.  Не понятно. Автор сначала утверждает, что бесы около добротетели, т.е около церкви, а в итоге заключение, что церковь не нужна. Т.е. добродетель не нужна?