?

Log in

No account? Create an account

А Лемешев и не знал
яяяя
moskalkov_opera
Дорогие блогоприятели, я в недоумении. В приведённой ниже статье автор доказывает, что "Аскольдову могилу" Верстовский написал при помощи Россини, причём, при существенной помощи.

С одной стороны, исключительный успех только одной этой оперы в творчестве Верстовского является косвенным доказательством, но никаких других подтверждений пока найти не удаётся, в том числе и саму переписку (или хотя-бы упоминания об этой переписке)

Судите сами.


Оригинал взят у aldanov в Великий русский композитор Джоакино Россини или тонкости чувств музыкальных критиков.
 

Юрий Арбатский // «Этюды по истории русской музыки. Изд-во им. А.П.Чехова. Нью-Йорк, 1956 г.//

«Алексей Верстовский все еще известен главным образом благодаря его опере «Аскольдова могила». Потрясающему успеху этого произведения очень способствовало либретто Загоскина с его замоскворецки-патриотическим складом, нашедшим отклик в широких кругах общества. Псевдорусскость музыки этого произведения несомненна, однако «чернорабочий», обрабатывавший мелодические излияния Верстовского, на этот раз был мастером своего дела и его заслугой было то, что даже самые эти мелодии были им переиначены. Благодаря возможности проникнуть в тайны музыкальных первоисточников – … — удалось узнать, что «персоной», способствовавшей успеху «Аскольдовой могилы» был никто иной, как Джоакино Россини, вовлеченный в эту историю необходимостью заплатить карточный долг и получивший за обработку «идей» Верстовского круглую сумму в 5809 рублей. Обработка эта не делает никакой чести Россини как композитору, ибо она сделана самым кустарным способом; и все-таки эта обработка отдает должное его гению, предвидевшему то, что обусловит успех оперы в России той эпохи. Я познакомился с обширной корреспонденцией между Россини и Верстовским, из которой можно было заключить, что последний мечтал только о славе, что ему было одинаково безразлично, как обрабатывались его «идеи» и чем последние заменялись, во имя цели прослыть «великим мастером». В конце сношений Верстовский был настолько предусмотрительным, что, перед тем как заплатить всю сумму сполна, потребовал свои письма назад...

«Нельзя не согласиться с почитателями вдохновения Верстовского, что собственно-мелодическим изобретением оно богаче Глинки, что мелодия струится в нем свободнее, и что мелодия эта затрагивает такие струны русской души, до которых Глинка не прикасался».

Это слова Серова, написанные им именно по поводу «Аскольдовой могилы», а имея возможность ознакомиться и с набросками Верстовского для этой оперы, и с тем, что Россини сделал из этих набросков, я предлагаю читателю, если он когда-нибудь и повторит изречение Серова, заменить имя первого именем второго. Таким же образом констатируется, что в «Аскольдовой могиле» Верстовский «в собственно оперном деле, в приспособлении музыки к целям сценическим, гораздо талантливее Глинки». — «В Верстовском есть легкость, веселость, живость, разнообразие, опыт в распоряжении сценой, не вовсе утрачивая музыкальный интерес» — как раз свойства столь характерные для творчества Россини. Немудрено также, что именно только в «Аскольдовой могиле» Верстовский «отличается изобретательностью и легкостью творчества...» А в особенности забавно что, по суждению Цезаря Кюи, симптомы творчества «Асколъдовон могилы» «имеют симпатическую свежесть и, сверх того, носят национальный отпечаток...» Таким образом эта опера, в которой Россини буквально воссоздал безграмотный продукт в свойственной его личности форме, оказалась, по словам фон Арнольда, «эпохой в области отечественной музыки и вскоре сделалась любимой народной оперой...» И не мудрено, что по выражению современной критики – как например «Репертуар 1839 года», в остальном творчестве Верстовского «совсем не узнать автора "Аскольдовой могилы"...