?

Log in

No account? Create an account

Образец критики
яяяя
moskalkov_opera

Представляю вам, дорогие блогоприятели, эталонного, на мой взгляд, музыкального критика Александра Матусевича.

"Для начала пару слов о том, о чем не сказать нельзя – о реконструкции. «Распил», наверное, был колоссальный: иначе и быть не могло – живём-то в постсоветской России, где «пилит» всякий, кто сумел прислониться хоть бочком к какой-нибудь кормушке. А тут такая грандиозная шестилетняя стройка с сумасшедшим бюджетом, с судебными процессами – словом, «дело государственной важности», и по извечной русской традиции не украсть было бы просто неприлично. Наверно, правы Цискаридзе с Волочковой, негодовавшие в день официального открытия 28 октября по поводу скользких полов, низких потолков, украденных дверных ручек и канделябров, а также дешевых пластмассовых вензелей и плинтусов, покрашенных золотой краской. Но как ни крути, впечатление от обновленного Большого – грандиозное. В одном из самых красивых театральных залов мира после его возрождения находиться приятно: ощущение красоты, величественности, торжественности возникает моментально, а еще – радости от долгожданной встречи со старым и очень дорогим твоему сердцу знакомым. При всей новизне и вызывающей роскоши зала нет впечатления, что «всё это чужое и совсем не то, что было раньше», а есть восхищение от того, что твой старый друг вновь молод и прекрасен – стал лучше прежнего.

Читать обязательноСвернуть )

Череду вокальных удач, которых, все-таки, пожалуй, больше, чем проколов, завершает хор Большого театра. Во многих картинах он выведен из эпатажного действия, поет из кулис или из оркестровой ямы, в то время как всяческие кульбиты реализуют на сцене артисты миманса и прочие приглашенные «аниматоры». И поет хорошо – стройно, слаженно, красивым звуком, сбалансированным в партиях, одна из главных причин чего (помимо собственно мастерства хористов), как представляется, как раз именно в отсутствии коллектива на сцене, где творится настоящий бардак.

Что же в сухом остатке? Большой театр, этот храм искусства, призванный делиться с приходящими в него высокими образцами творений великих мастеров, вновь открыт для москвичей и гостей нашего города. Но что это за искусство – вот в чем главный вопрос. Пока руководство театра продолжает придерживаться взятой несколько лет назад стратегии на превалирование скандально-эпатажной режиссуры, которая губит и музыкальное качество спектаклей, и саму идею оперного театра как таковую. Но может быть еще не всё потеряно? По крайней мере, известно: с режиссером Черняковым ни у Большого, ни у прочих российских театров пока долгосрочных планов не связано. Дай-то Бог!"